Рейтинг пользователей: / 2
ХудшийЛучший 
Досуг - Стихи и рассказы

Звонок. Осторожные шаги за дверью и короткий приглушенный разговор.

    - Кто?

    - Телемастер.

    Хозяин  квартиры, высокий  белобрысый юноша  осмотрел меня долгим изучающим взглядом.

    - Дима, - представился  он.


    В прокуренной комнате четверо молодых  людей рассматривают меня с настороженным любопытством. От странного запаха какого-то незнакомого лекарства немного першит в горле. На столе среди тарелок с окурками мрачно возвышается тело разобранного телевизора.

    - Мы  пытались его починить, потрошки только  вынули, но ничего не получилось, - оправдывается хозяин.

    На  вид ему двадцати пяти. Красивый, уверенный в себе.  Твердый,  умный, но немного блуждающий взгляд.

    - Дима, после такого потрошения очень трудно восстановить телевизор, - набиваю цену я, - но попробую, возможно, что-то получится.

    - Я  не помешаю, если буду рядом? – спрашивает хозяин.

    - Нет,  находитесь там, где Вам удобнее.

    После получаса ремонта любопытство Димы и его гостей медленно умирает. Ребята смелеют, оживленно перемещаются по квартире, словно ищут чего-то.

    Дима прилег на диван. К нему подсела девушка с милым, но каким-то усталым лицом. Ее руки в тонких красивых браслетах на запястьях  нежно поглаживали локоть юноши.

    - … за триста баксов отец устроил меня в палату для депреснячек, подальше от нашего отделения. Хотя Кислый нашел меня и там. Ломка была жуткой. Трижды больные тетки вызывали врачей, я рвала мурцовки и выдергивала иглы капельниц из вен. Потом они спрашивали: «Кто такой Дима?» За три дня они узнали все, даже наши любимые позы. Бабам за пятьдесят, а смотрели на меня, как на инопланетянку. В бреду я звала тебя… - ее тихий полушепот напрягал мой слух

    - Профессору Горянскому тебя показывали?

    - Да.

    - Сколько  он тебе дал? – безучастно спросил Дима.

    - Разогнул два пальца…

    - Наркоманы! Притон! – страшная догадка сверкнула в моей голове. Вот откуда этот странный запах! Нужно скорее заканчивать ремонт. Все равно ничего не заплатят. А работы еще много…

    - Атас! Менты!  Воронок! –  резкие крики хлыстом обожгли уши.

    - Вот так влип! Сейчас ворвутся менты, наверняка в масках, уложат всех ударами на пол. Обыск, обезьянник, а может и СИЗО, докажи, что ты телемастер. Документов никаких. По возрасту посчитают за пахана. Хата наверняка паленая. Затем шмон дома, соседи-понятые. В лучшем случае буду свидетелем на суде. А потом месть наркоманов, - с невеселыми раздумьями я отключил паяльник, нащупывая глазами свободное место на полу.

    Квартира  вмиг опустела. Только Дима невозмутимо лежал на диване.

    Прошло  несколько минут, ОМОН не появлялся.

    - Пролетел мимо! – услышал я спасительные слова.

    Через минуту квартира вновь наполнилась молодыми людьми. Девушка в браслетах села подле Димы снова.

    - Я  в Москве был. С Черепом встречался. Покружил он меня по белокаменной, - тихо говорил Дима.

    - Дим,  а как тебе москвички, они красивые? – тонкие руки девушки поправили волосы на лбу лежащего с запрокинутыми руками парня.

    - Красивые. Но наши лучше. Знаешь, при всем шарме у москвичек есть один недостаток. У них очень большие ступни на ногах. Представляешь, знакомишься с девушкой, с виду очень милой, в азарте смотришь на ее ноги, а там, … сорок второй размер.

    Дима, словно заядлый рыбак, разведенными ладонями продемонстрировал девушке размер женской ноги.

    - В Золушки не годятся? - она слегка улыбнулась.

    - Гм…  Телевизор в порядке, принимайте работу, - робко доложил я.

    -  Отлично. Сколько? – со спокойной уверенностью вождя Дима пристально посмотрел в глаза.

    - Тридцать пять.

    Он  протянул пятьдесят гривен.

    - Возьмите, это за дискомфорт, который мы Вам доставили. «Не мокро ли ножкам?» - лукаво спрашивали его глаза.

    Домой я возвращался пешком. К каждой встречной девушке я примерял лицо ангельски красивой наркоманки. Через год – два ее не станет. Да и Димы, наверняка, тоже. Но они говорят об этом так буднично. Яркая наклейка на давно выпитой бутылке чудесного вина, бабочка, надышавшаяся отравы. Скоро наркотическая игла приколет ее к своему жуткому стенду.

    Всплывшая из памяти печальная песенка Вертинского навевала грусть - «…кокаином распятая в мокрых бульварах Москвы…твой сиреневый трупик найдут на скамейке в саду».

      …Москва. Москвички.  Неестественные размеры их ножек. Какая чушь. Я протянул руку в карман – пятьдесят гривен приятно шуршали в пальцах.

      

    Через полгода судьба забросила меня в Москву. Странно, но при виде красивых молодых женщин я почему-то полоумно смотрел на их ноги.
 

    Дима  больше никогда не звонил.

 

Автор: Александр Гречишный

Hits: 3795
Комментарии (4)Add Comment
...
Автор: svetlanka , 06 авг., 2009
зацепило...
...
Автор: Виктория , 06 авг., 2009
хм... даже не знаю, как-то сумбурно всё...
...
Автор: Евгения Овчинникова , 07 авг., 2009
а мне понравилось))
...
Автор: Морковка , 07 авг., 2009
Мороз по коже...

Написать комментарий
Вы должны авторизоваться, чтобы добавлять комментарии. Пожалуйста, зарегистрируйтесь.

busy